?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Название: Услышь мой рев.
Автор: Ле Снег
Фандом: Тинвульф
Жанр: драббл, драма.
Персонажи: Дерек Хейл, Лора Хейл, Кейт Аржент
От автора: в моей голове Лора Хейл выглядит, дышит, улыбается, говорит, занимается любовью и убивает, как Ева Грин.



—...Мой брат стоит сотни таких, как ваш друг.
— Ваш брат или ваш любовник? — спросил Нед.
— И то и другое сразу. — Королева не стала скрывать истину. — Мы провели детство вместе. А почему бы и нет? Чтобы сохранить чистоту крови, Таргариены выдавали брата за сестру три сотни лет. А мы с Джейме не просто брат и сестра. Мы — одна личность в двух телах. Мы делили одно чрево, и он вышел в этот мир, держа меня за ногу, так говорил наш старый мейстер. Когда он во мне, я ощущаю себя… целой. — Призрачная улыбка мелькнула на ее губах.


Детей Хейлов в БэйконХилле сильно не любили. Это была странная парочка, от которой начинали бежать мурашки по коже и становилось не по себе. Оба высокие, рослые, с черными волосами, бледной кожей и неестественно светлыми глазами на темных лицах. Лица казались такими от турецкого разреза глаз, тяжелого - исподлобья - взгляда и жестко очерченных губ. Странно было видеть такие лица у детей.
Они редко разговаривали, ходили только парой и учились в одном классе, несмотря на то, что девочка была немного старше.
Говорят, что до рождения Дерека Лора была немой - не произносила ни слова, только странно мяукала, когда хотела есть. Однако за правдивость этого никто не ручался - Хейлы не подпускали к себе людей, жили в огромном доме в глубине леса и не обращались даже к доктору. Про это семейство ходило много слухов. Что по ночам они превращаются в летучих мышей, едят енотов живьем и рожают детей в подвале. Хейлы все эти бредни знали и дружно смеялись над суеверием городских, но жизненного уклада не меняли.
В чем люди точно были уверены - что-то там нечисто.
***
Дерек и Лора знали лес, как свои десять пальцев. Они были неразлучны, сколько он себя помнил - он, Лора и лес. Лес принимал их в себя после охоты, когда они ложились в яму под корнями деревьев, свиваясь в тесный теплый клубок, на сухие листья, дыша дыханием друг друга, ожидая окончания трансформации. Они убегали в лес залечивать раны, когда охотились на них. Они бродили по лесу, когда хотели побыть вдвоем. Они любили лес, и лес любил их.
***
У Дерека не было никого ближе Лоры. Злой, сильной и умной Лоры, которая любила его больше всего на свете. Когда кто-либо осмеливался спросить, не близнецы ли они, Лора смеялась и, постукивая согнутым пальцем себя и Дерека по лбу, говорила: "Мы сиамские близнецы. Мы срослись вот тут".
Она любила брать его лицо в ладони и целовать по очереди щеки, веки, скулы, губы, каждую ресницу. Она говорила: "Ты мой голос, Дерек. Пока ты не родился, у меня не было голоса, я была неполной, не целой, плохой. Я дождалась тебя и стала говорить. Потому что пока тебя не было, мне нечего было сказать этому миру".
Они никогда не знали, что делают что-то непозволительное. Они были продолжением друг друга, как рука или нога. У них были собственные законы. Лора говорила: "Нас родила одна мать. Выносила одна сука. Мы оба волки, в нас течет одна кровь". Где бы она не засыпала, просыпалась она все равно рядом с Дереком. Родители пробовали запирать ее в клетку, как делают иногда в полнолуние с неразумными щенками, но для нее не было никаких преград. Утром решетки были разворочены, цепь перегрызена, а Лора спала рядом с братом, вплетя пальцы ему в волосы.
Он знал ее белое нежное тело, как свое. Взрослеющие, изменяющиеся, они исследовали друг друга - никаких тайн. Праздновали ее первую кровь. Праздновали его первое семяизвержение - на ее голый упругий живот.
Лора просыпалась первой. Она будила брата, вылизывая ему глаза. Дерек просыпался от прикосновений ее мокрого влажного языка, раньше солнца встречал прикосновение ее гладкой кожи, вдыхал родной запах - как аромат дождя, земли, леса, железа, собственного пота. Он брал ее без подготовки - по-человечески и по-волчьи. Иногда она кричала без причины. Иногда причина была. Он прикусывал ее грудь до багровых пятен, которые исчезали раньше, чем он успевал поставить новые. Она обвивалась вокруг него, как сытая кошка, или лежала на нем, или велела ему лечь на нее - наслаждаясь его тяжестью, когда он придавливал ее своим весом, ощущая всем существом близость - в бесконечном невозможном и болезненном желании слиться в одно целое.
Он был ее Дерек, она была его Лора. И кроме них двоих не было никого.
Пока не появилась Кейт Аржент.
***
Эта девушка была чем-то похожа на Лору: старше него, сильная, властная, с ясным холодным взглядом. С длинными светлыми волосами и наручниками в сумке. Она привлекла его, как ледяной ручей после долго затяжного бега по лесу, когда в глотке пересохло, а с собой только густое вино. Молодой, горячий, бывший только с одной женщиной, принадлежавший ей с рождения, он не смог удержаться и впал в Кейт, как в озеро. На ощупь и на вкус она была совсем другой, а главное - она была человеком. Трахаясь, он контролировал себя, чтобы не выпустить когти, не начать обращаться, и этот контроль придавал остроты. Он был влюблен в Кейт - как бывает влюблен мальчишка во что-то новое, запретное, совсем иное. Молочно-белая, прозрачно-розовая грудь Кейт была больше, чем у Лоры. И он мог сосать и лизать ее, не чувствуя болезненнного желания стать ей, быть ей, раствориться в ней - только здоровое, мощное мужское стремление отыметь красивую самку, выпить ее сок, чувствовать, как она корчится в муках оргазма, пульсирует, обнимая его член - влагалищем или ртом, это потрясающее ощущение могущества сводило Дерека с ума. Он прикусывал ее соски - бережно, как мог, он трахал ее пальцами, он раздвигал ей колени и входил в нее быстро, мощно, накрывая ладонью рот, в который она впивалась маленькими человеческими зубами, и толкался в ней, доставая до горла, пока Кейт не начинала шипеть, как змея, и молить о пощаде, и царапать ему грудь, а затем исступленно падала на мокрые простыни. Или, тяжело дыша, откидывалась на сиденье в машине. Или медленно вставала с пола в гараже. Дерек вытирал член, натягивал джинсы и растворялся в темноте. Потому что, где бы она не засыпала, Лора всегда должна просыпаться рядом с Дереком.
***
Лора выла, раздирая когтями его плечо, и он не мог ее унять. В огне горела их Стая и они горели вместе с ней. Она плакала так, что Дереку казалось, что у него разорвется сердце. Он просто стоял рядом с ней, беспомощно и молча.
Они уснули в лесу, неподалеку от сгоревшего дома Хейлов, свернувшись в клубок в корнях раскидистого дуба. Кроме леса, у них больше не было дома.
Утром за Лорой пришли. Они знали его - это был альфа стаи, которая обитала в соседнем городе. Он сказал, что заберет Лору в свою стаю. Что давно за ней приглядывает. Что ему нужна такая сильная выносливая волчица. Что дети Хейлов не могут быть омегами, любая стая сочтет за честь взять их к себе. Однако, Дерека он взять не может - потому что тогда их сцепка будет слишком сильна. Дерека заберет другая стая.
Лора даже не стала отвечать. Он подошла к альфе, обняла его, прижав к груди заплаканное лицо. И вырвала ему горло.
***
Дерек долго не мог понять, что она мертва. Он все трогал руками ее мертвые синеватые губы, гладил лицо и звал ее по имени. Вниз, туда, где туловищее ее внезапно заканчивалось и тянулись черные внутренности, он старался не смотреть. В когда-то блестящих темных волосах Лоры запутались сухие листья. Он нее пахло смертью и разложением, но если сильно принюхаться - то где-то там можно было поймать отголоски ее родного запаха, аромата травы, кожи, нежности. Дерек выл за них двоих - потому что он был ее голос. Он лег рядом с ней, прямо на землю и пролежал так всю ночь - потому что, где бы она не засыпала, она должна просыпаться рядом с Дереком.

Profile

далеко домой
letyas4iy_sneg
кто что? именительный падеж

Latest Month

December 2014
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031